сигаретку?

Мое последнее украденное одиночество.

Как только столбик пробьёт отметку +27, я уплыву по улицам города.  

Наслаждаясь античными особняками, разрушенными или восстановленными, буду всматриваться в лица атлантов и перунов, задирать голову в поисках звёзд и свастики.   

Мне нравится блеск раскалённых монет  на нагретых площадях, слушать обрывки диалогов случайных встречных, нравится идти с ними до угла или сидеть на террасах, утопающих в зелени кофеен и ресторанчиков, принимать контрастные воздушные ванны, заходя в магазины с кондиционерами, и летний душ из под кондиционеров на улице; заглядывать в откопанные арочные подвалы, где с непривычки глаза становятся слепыми, попадать в плен несквозных дворов и гадать, кто построил вот этот флигель и эту несуразную стенку. 

Дома призраки. Каждый раз на свидании с городом я проживаю историю цивилизации, ушедшей на дно вместе с приямками. Безразлично взираю на то, как даже в самых дальних переулках поднимают уровень тротуаров, укладывая новые слои гранитного пирога. Советского асфальта на подушке скоро почти сосем не останется, и полуподвальные, ещё выглядывающие кое-где окна цокольных этажей навсегда будут погребены, и о них никто не узнает. Мое поколение последнее. Под гранит положат всю дошедшую до нас историю, закопают все раскопанные неизвестные стенки, заштукатурят и закрасят. Аминь.     

Солнце мелькает сквозь высокие кроны, шелестят листья . А ветерок выдувает лёгкие занавески из раскрытого окна. Там сижу я в другой жизни и играю на фортепьяно.   

Collapse )
тепло

Ретрит

Нет ничего приятнее, чем сбор собственной пляжной корзины после захода последнего луча солнца. Я аккуратно сворачиваю покрывало (у меня синее, точнее уже лиловое.. я купила его здесь же 7 или 8 лет назад. Оно невероятно качественное, долгожитель, оно уже пережило своих создателей - бренд закрылся через 3 года), сворачиваю отельное полотенце мокрой стороной внутрь, на дно кладу книгу, сверху очки и шляпу (чтобы не помять), надеваю накидку, с удовольствием отмечая, что кожа уже намного темнее, затем сланцы - все ещё ощущая крупинки песка на подошвах стоп, надеваю корзину на плечо и иду в номер.
сигаретку?

21.08.2019

Спонсор моей больной ноги - милонги до утра. Но этого интертеймента нам мало, и на рассвете мы идём пинать чуть тёплый пляжный песок. А море выносит нам на берег свои дары. Дарами моря в ту ночь были апельсины, персики, яблоки. Мы бережно все это собирали. Видели, как две женщины волокут увесистый ананас. Откуда все эти fruti di mare - загадка. Возможно, кто-то задабривал море и подарил ему пару фруктовых корзин, а оно решило поделиться с нами. Ночью на пляже всегда сюрреалистичненько.
сигаретку?

19.08.2019 Пальма-де-Майорка.

Так как я прихожу к бассейну самая первая (в крайнем случае вторая), то имею счастье наслаждаться им в полном одиночестве примерно 40 минут, пока не начинают выползать с полотенцами остальные обитатели нашей чудесной лужицы. Тогда я понимаю, что закончился завтрак.

Ближе к полудню начинают разносить ведра с шампанским и очень красивые канапе. Ещё через час все мы делимся на 2 группы: одна побросав свои полотенца, уходит обедать, другая заползает под зонты и спит.

Ровного течения времени не способно нарушить ни-че-го. Разве что новые постояльцы, только что зачекинившиеся, но ещё не переодетые из длинных брюк в шорты, выбегают к нам с бокалом игристого в руках и радостно фоткают море и нашу лужицу. А мы лениво провожаем их взглядом, хотя они этого и не замечают, мы же в солнечных очках.
old

Открытое письмо к Д.С.

Я устала проверять почтовый ящик.
Поступаю, конечно, совершенно пошло, но раз так пошло...

Кажется, ровно год назад на этом самом месте я получила ваше сообщение о том, какая я молодец, что не сдаюсь.

Неделю назад во время уборки, я стирала пыль с фортепьяно, а потом, не отдавая себе отчёта, открыла крышку и начала играть. Все вышло как-то само собой, хотя принятое мной решение играть по 30 мин хотя бы пару раз в неделю так и не было ещё приведено в действие... В общем, я стала играть Баха, и пальцы довольно ловко, без участия рассудка добрались до середины первой части, а потом меня вдруг как током ударило. Молниеносная мысль «как это ты играешь, ничего не помня» ударила по рукам, и они оцепенели в ужасе. Как и что играть дальше ни им, ни мне было неизвестно. Собственно и то, как мы здесь очутились (на середине первой части). Звучит, должно быть патетично, но моя утренняя игра больше походила на автоматическое письмо.

С годами блестящее сознание затуманивается и тупеет. Чтобы выучить новый язык, приходится затрачивать вдвое больше ресурсов.
А чтобы не забыть тот, которым некогда владела в совершенстве - приходится практиковаться. К тому же я не помню и половины удивительных подробностей своей жизни, а это скверно и, признаться, страшно. Ты как бы жил, да не был. И вроде не было тебя, а отголоски твоей славы все ещё притчи во языцех когда-то знакомых тебе людей, чьи имена давно стёрлись насовсем.

Поэтому практика. Только практика. Тренировка мозга. Тренировка пальцев. Мы уже в зале. И благоразумнее будет взять себе по снаряду. Когда наступит конец, о нас скажут, что они погибли как воины.

(Ведь оттого, что мы повзрослели, найденные цветные стёклышки не перестают быть сокровищами. И наконец, какое счастье, что мы не писатели! Какое облегчение и безответственность! Мы никому ничего не должны, нам не перед кем оправдываться и подыскивать правильное. Новояз, дефразеологизация, соседство слов - все к нашим услугам. Пишу, как умею)

Вот прикинь: беззаветно опускаешься на самое дно бассейна - ведь это наш любимый приём, дойти до самого дна - а вода ласково обнимает, обмывает тебя со всех сторон, успокаивает и утешает. Через несколько секунд наступает полное единение тебя с этой водой. В невесомости ты и сам есть эта вода. Или вот другое: долго сидишь, подставляя солнцу лицо для поцелуя, ловишь мягкий ветерок волосами и облизываешь соленые губы.

Все эти кусочки несвязанных друг с другом пазлов, которые со временем все больше и больше становятся похожи друг на друга, есть несомненно части божественного замысла, руками которого мы все с тобой являемся. И если вовремя их не собрать, они как оставленные на жаре персики, сначала явят бьющий по носу сладкий запах, размякнут, затем иссохнут и уйдут вместе с другими отходами в землю.
А так с божьим замыслом не поступают.

К чему я это, дорогой Д.С...
Создавай новое или хорони без почестей старое, но фиксируй жизненно важные показатели не реже двух раз в... Я иду по городу X века и определенно слышу свои шаги.
Давай уже, выбрасывай тиски и выходи из себя - поиграем.
сигаретку?

6.07.2019 Хорватия.

Близость Венеции напоминает о прохладных осенних вечерах, насквозь пропитанных магией. Он вполне мог бы жить по эту сторону моря. В Ровини ему жить даже правильнее, чем в моей хрустальной.

Здесь есть куда пристать рыбацкой лодке, да и под защитой раскидистых, всегда готовых обнять кедров - чувствуешь себя в безопасности и дома. Дурманящие акации и цикады, способные ввести в транс любого, не без помощи морских волн, конечно же - все располагает к равномерному течению жизни, полной тихой красоты и необузданной природы, обрамляющей нелёгкий труд бедного юноши-сироты, в чьих глазах отражается луна.

И все было бы вполне пасторально: и запах свежесобранных ракушек, дождя с рыбой в воздухе и хлеба, испечённого по соседству. Скользкие камни, коими вымощены улицы его города, так и продолжали бы нагреваться от солнца, столетиями полируя свою безупречную гладкость, если бы не тревожность, которая охватывала его всякий раз, когда над водой восходила луна.

По её мерцающей, дрожащей дорожке ему было уготовано пойти на нечто великое. Он пока и сам не представлял, что же это может быть, но оно совершенно точно звало его, упрямо и настойчиво стучалось ему в виски и сжимало горло. Это мог быть зов неизведанного, клич будущего, или наоборот - отголоски встающих в полных рост картин забытых его прошлых жизней, проявляющихся теперь, как сквозь призму, через луну в его глазах.

Что будет дальше - не столь ценно. Самое важное это вкус, который оставили у меня во рту эти вот слова.
сигаретку?

Город-шкатулка.

Город сегодня восхитительно тёплый и влажный. Солнце нагревает белую плитку нашего многокилометрового широченного пола, сырую землю и мытые лепные домики, играет их яркими фасадами, лениво по-летнему испаряет влагу. В воздухе застыли малюсенькие капельки многодневных дождей. В безветренных колодцах внутренних дворов они играют, кто дольше не рассмеется, фу, то есть не прольётся. Даже в тенистых переулках словно в хамаме. А смесь пушистых облаков и готовых вот-вот разродиться туч на горизонте больше напоминает горы в Шамани.

Все чахоточники типа меня повылазили из своих сырых берлог. Проходя мимо друг друга, мы перекашливаемся на известном только нам одним языке кашлюнóв. Старинные особняки, перестроенные на новый лад, как шкатулки ручной работы, некоторые с двойным дном, а вокруг этой царственной красоты - взрытая земля и вскрытый асфальт, откуда торчат вещественные доказательства допотопных времён. Такое гротескное что ли сочетание, от которого дух захватывает. Античность моя. Бесконечные поиски счастья. Ведь если есть двойное дно, должны быть и сокровища.
сигаретку?

21.12.2018

Мне 33 года, я навсегда теперь ровесница Брюсу Ли, и сегодня я первый раз в жизни была у стоматолога.

Это был последний не перекрытый канал моего внутреннего хиппи. Думаю, я бы и дальше ходила, лелея мечту - довести счёт до 40. Если бы не кусочек, который я отколола, пытаясь открыть зубами пластиковый флакон. За сутки я изрезала об него весь язык.

В последние пару лет я начала рутинно посещать гинеколога, маммолога, массажиста, косметолога, Лора (красивое имя, и это хроническое), теперь список пополнится и дантистом.

А пока неубранный снег размазывает грязные улицы, я составляю новогоднее меню, потому как впервые за последние лет 5 праздновать мы будем не в какой-нибудь безмандариновой стране на противоположном полушарии и даже не на острове, который первым попадает в будущее и все никак не удостоится чести попасть в мои хроники, а в городе с самыми роскошными ёлками на Земле.

Представить только! В 2017 в четырёх чемоданах помещалось все самое необходимое в кратковременной эмиграции, а именно 4 тома «Двух жизней», 2 книги про Эвиту (потому что читать телефон у бассейна невозможно), 9 пар танцевальных туфель на двоих, портативные массажеры, журналы на испанском, веера для милонг, 11 банок красной икры: кета, горбуша, кижуч, нерка, и три кило мандаринов на первое время.

В Новой Зеландии было все намного хуже - провоз фруктов на территорию страны строго запрещён, и я довольствовалась только fish babies. Но про джунгли динозавров я ещё напишу.
сигаретку?

Однако... зима

“Оттого что мысли мои не облекаются в слова, чаще всего они остаются хлопьями тумана. Они принимают смутные, причудливые формы, набегают одна на другую, и я тотчас их забываю.”

Жан-Поль Сартр. “Тошнота”, 1938.